Четвертый день суда: скверные игры c уликами

By | 20.02.2009

Сегодня в основном допрашивали Фредрика Нейджа, которому пришлось ответить на множество вопросов. Более того, Моника Вадстед, адвокат обвинения от киноиндустрии, взяла и представила новую улику, что вызвало законный протест защиты и суда, но она предпочла просто перекричать их.

Заседание “открыл” Хуокан Росвелл, вновь ссылавшийся на дело Финляндия против администраторов Finreactor. Адвокат Фредрика Йонас Нильссон (Jonas Nilsson) затребовал копию дела, так как вполне возможно, что сравнение этих двух процессов еще будет использоваться обвинением.

Адвокат Карла Лундстрёма Пер Е Самуэльсон продолжил защиту своего клиента, вновь и вновь ссылаясь на недоказанность тесной связи между ним и другими ответчиками, да и всей Пиратской Бухтой вообще. Он также прокомментировал e-mail переписку Лундстрёма с Готфридом и Фредриком в 2005 году, где они обсуждали возможность переноса сайта в другую страну. По мнению адвоката это показывает, что ответчики следили за изменениями законодательства и внимательно относились к тому, чтобы их деятельность не выходила за рамки закона.

Тем временем суд обратил внимание, что Тобиас Андерссон (Tobias Andersson), будущий свидетель по делу, находится в зале суда. Его попросили покинуть помещение, разрешив при этом слушать аудио-трансляцию в соседней комнате.

После вынужденного перерыва внимание переключилось на Фредрика Нейджа (TiAMO). Присутствующие на процессе узнали, что он никогда не был членом Пиратского бюро Швеции (Piratbyr?n) и присоединился к команде The Pirate Bay не по идеологическим причинам, а чтобы “… поиграться с Пиратской Бухтой так, как мне хочется”.

Защита заявила, что Фредрик всегда был законопослушным гражданином, он в частности консультировался с юристами, чтобы быть уверенным в законности своей деятельности.

Обсуждая работу компаний вроде MediaDefender, Фредрик заметил, что “борцы с файлообменом, имея доступ к нашему трекеру, накручивают статистику”. И хотя торрент мог быть загружен лишь один раз, деятельность подобных организаций (которые “мониторят” раздачи на предмет нарушения авторских прав своих клиентов — прим. перев.) влияет на статистику, приводя к засчитыванию большего количество скачиваний, чем было на самом деле.

Еще ему задали вопрос о роли рекламодателя Даниэля Одеда в проекте. Когда обвинитель поинтересовался, принимал ли Одед участие в техническом обслуживании сайта, TiAMO ответил: “Нет, он не очень-то в этом разбирается. Он пользуется Windows, так что…” Здесь в аудио-записи заседания можно услышать смех из соседней комнаты, в которой расположились блогеры. В самом же зале суда стояла тишина.

На вопрос о значении названия “Пиратская Бухта” Фредрик пожал плечами и повторил, что его интересует лишь техническая сторона проекта.

Далее обвинитель напомнил, что во время полицейского допроса Нейдж признался, что на TPB могут быть ссылки на защищенные авторским правом материалы. Фредрик сказал, что знал об этом из-за получаемых сайтом юридических претензий, которые — впрочем — ссылались на американское законодательство, недействующее в Швеции. Он отрицал, что лично получать такие претензии. И хотя видел их, но не причастен ни к одному из печально известных ответов TPB на эти запросы.

Росвелл также интересовался, раздавал ли сам Фредрик файлы на Пиратской Бухте. Нейдж признался, но заметил, что сидировал лишь незащищенные авторским правом раздачи.

На вопрос об удалении с TPB неправильно оформленных раздач, защита заявила, что сайт не модерируется, более того, на него ежедневно добавляются тысячи торрентов и невозможно проверить их все. Трекер открыт всем, и любой человек может регулярно добавлять туда раздачи без какого либо уведомления персонала The Pirate Bay.

Перед обеденным перерывом слово взяла Моника Вадстед. Обсудив манеру Пиратской Бухты отвечать на претензии правообладателей, она вдруг представила суду новую неизвестную защите улику, направленную против Нейджа.

Вадстед спросила, связан ли Фредрик с торрент-сайтами OscarTorrents и EurovisionTorrents, но он ответил отрицательно. Отметив нарушение протокола, судья не стал принимать этот вопрос, так как тот не был представлен в ходе предварительных слушаний. Моника Вадстед пыталась перекричать судью, но это не очень-то помогло. Был объявлен перерыв в заседании.

После перерыва за Фредрика принялся адвокат IFPI Питер Дановски. Он пытался “подцепить” его каким-то текстом из электронного письма, но TiAMO обратил внимание, что текст этот заключен в кавычки и на самом деле является цитатой другого лица в ходе переписки.

Далее к вопросам перешел адвокат Фредрика и обвинению наконец-то объяснили, что такое публичный BitTorrent-трекер, что такое swarm и что созданные .torrent файлы не обязательно выкладывать на сайте TPB, а можно распространять через электронную почту или по FTP.

Обвинитель показал распечатанную страницу The Pirate Bay и задал вопрос: “Это распечатка части вашей веб-страницы. Кажется, вы называете такое скриншотом?”, на что получил следующий ответ: “Это не скриншот, лишь напечатанная страница”. Потом Фредрик объяснил, что там изображено (раздача с “Розовой пантерой”), и как выглядит процесс загрузки торрента на TPB.

Следом на вопросы стал отвечать Готфрид. Обвинение акцентировало внимание на финансовой стороне дела, особенно на отношениях с Даниэлем Одедом. На вопрос, занимался ли он продажей рекламы на сайте, Готфрид ответил: “Нет, я пытался отделаться от этого из-за недостатка времени. Мне надо было развивать дело, прежде чем вы пришли и отобрали его”.

Последовали вопросы о модерации сайта, реакции на претензии правообладателей и участии Готфрида в разработке сайта. Обвинение интересовалось, работал ли Питер Сандэ над шаблоном и графикой сайта. “Насколько мне известно, он не дизайнер и не художник”, — ответил Anakata.

Моника Вадстед поинтересовалась у Готфрида, как они поступают с торрентами, которые предположительно содержат детскую порнографию. Он ответил, что в таких случаях сообщают в полицию. На вопрос, удаляет ли TPB такие раздачи, Готфрид сказал “некоторые”. “Не все?” и ему пришлось объяснять, что расследование преступлений — не их работа, но запросы в полицию отправляются. “Мы не можем сами вести расследование. Но если полиция скажет, что торрент нужно удалить, мы это сделаем”.

Ответчик также рассказал, что Питер Сандэ не занимался администрированием серверов, дизайном, версткой, продажей рекламы, либо любой другой работой по сайту. Он был публичной персоной для The Pirate Bay. “Мы с Нейджем не умеем работать в хорошо обставленных офисах. Питеру же удавались публичные выступления и общение со СМИ”.

Около 16 часов прокурор заявил, что намерен представить новую улику — несколько актуальных торрент-файлов на “дискете” (наверное, он все-таки имел ввиду компакт-диск) и попросил выделить ему время в 9 утра следующего дня, чтобы продемонстрировать ее. Всё это не очень-то обрадовало защиту, а Готфрид потребовал представить все торренты вместо четырех.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *