Девятый день суда: не считайте BitTorrent злом

By | 27.02.2009

Вчера представители индустрии развлечений рассказывали, как пиратство вредит их бизнесу. Сегодня Кристофер Шоллин (Kristoffer Schollin) из Гётеборгского университета объяснил, что технология BitTorrent как таковая не может считаться вредной, а “медиа-профессор” Рогер Валлис (Roger Wallis) поведал суду, что обмен файлами на самом деле приносит пользу индустрии развлечений.

День начался с Кристофера Шоллина, который свидетельствовал из Университета Гётеборга по телефону. Он представился как преподаватель права в области высоких технологий, который особенно интересуется файлообменом и даже написал работу по техническим средствам защиты авторских прав (DRM). Он также подготовил специальный свидетельский доклад для суда.

Отвечая на вопросы защиты, Шоллин объяснил, что .torrent файлы — лишь более сложный тип интернет-ссылок (вроде http://), и что Пиратская Бухта является “открытой базой данных” .torrent файлов. Некоторые крупные компании используют BitTorrent, рассказал он, в том числе и Blizzard в своем World of Warcraft.

На вопрос о TPB свидетель ответил, что этот сайт является каталогом .torrent файлов с возможностью их обсуждения. Его также спросили, законен ли The Pirate Bay. “Это должен решать суд”, — сказал Шоллин, заметив, что технология, лежащая в его основе, законна в любом случае.

Он также рассказал суду, что Пиратская Бухта — может быть и не крупнейший торрент-трекер, но уж точно самый известный в основном благодаря СМИ и этому процессу. Сейчас, возможно, существует с дюжину других крупных трекеров и целая тысяча ресурсов поменьше. И если сайты, как правило, известны пользователям, то трекеры делают свою работу незаметно, и не все участники файлообмена знают о них.

По мнению Шоллина дни крупных торрент-сайтов, возможно, сочтены, и будущее за мета-поисковиками — такими как поиск по другим клиентам в программе Vuze.

Отвечая, какой именно контент содержит TPB, Шоллин воскликнул: “Боже мой, любой”, заметив, что найти там можно как защищенные авторским правом, так и свободные материалы.

Выслушав адвоката Лундстрёма Пера Е Самуэльсона, Шоллин согласился, что через Google можно найти больше .torrent файлов, чем на The Pirate Bay (в качестве примера был приведены раздачи Гарри Поттера). И действительно, добавил свидетель, ему, например, удобнее искать тексты законов ЕС в Google, чем на сайте самого Евросоюза.

Вновь всплыла “защита Кинг-Конга”, когда Самуэльсон спросил, можно ли как-то установить, что торрент-файл, загруженный пользователем Кинг-Конг, был сначала опубликован на сайте TPB. По словам Шоллина сделать это не представляется возможным.

Рассматривая связь торрент-каталогов и торрент-трекеров, Шоллин объяснил, что наличие .torrent файла на сайте Пиратской Бухты не означает, что эта раздача использует трекер TPB.

Далее он рассказал, как создать раздачу и добавить к ней файлы. Шоллин отметил, что на стадии создания .torrent файла не нужно даже подключение к интернету — всё делается на компьютере пользователя в торрент-клиенте, а не на сайте Бухты. Готовый .torrent потом можно залить в интернет, где его проиндексирует и добавит в результаты поиска Google.

К допросу свидетеля перешел прокурор Росвелл. Он поинтересовался у Шоллина, можно ли прославиться в файлообменном сообществе, если выложить в сеть материалы еще до их официального релиза и получил на это утвердительный ответ.

Обвинитель также хотел знать, почему, по мнению Шоллина, The Pirate Bay достиг таких размеров и популярности. Свидетель ответил, что, скорее всего, многие пользователи считают участие в этом проекте “клевым” занятием. Далее опять обсуждался DHT, после чего суд объявил перерыв.

После перерыва слово взял адвокат IFPI Питер Дановски. Он хотел знал, когда свидетель заинтересовался Пиратской Бухтой, и услышал, что это случилось после начала активного обсуждения ресурса в Сети. Разговор также затронул идейные убеждения некоторых пользователей TPB, обвинение не могло не напомнить о печально известной страницы с “правовой” информацией на сайте.

Допрос Шоллина начала Моника Вадстед, адвокат обвинения от кино индустрии. Она хотела получить комментарии свидетеля о существующем мнении, будто 40% интернет-трафика связано с TPB. Он сказал, что сведения неверны и TBP скорее отвечает за 40%BitTorrent-трафика. Далее Вадстед поинтересовалась, правда ли то, что 50% всех .torrent файлов принадлежат каталогу TPB. Шоллин отверг и это утверждение, но признал, что раздач на The Pirate Bay довольно много.

Защита спросила, считает ли свидетель, что TPB занимается передачей информации по интернету. Шоллин согласился, что так и есть. На вопрос, можно ли согласно закону считать Пиратскую Бухту “поставщиком услуг”, он сказал, что это должен решать суд.

Следующим показания давал Рогер Валлис — “медиа-профессор”, композитор и председатель шведского Союза авторов популярной музыки. Он также участвует в других движениях, посвященных правам музыкантов. Ранее Валлис уже выступал с заявлениями, что не видит разницы между The Pirate Bay и поисковыми системами вроде Google, а также критиковал музыкальную индустрию за нежелание использовать современные технологии в своей работе.

Отвечая на вопросы Питера Альтина (адвоката Сандэ), Валлис сказал, что занимается созданием музыкальной индустрии на базе интернета, и хотя некоторые ошибочно полагают, что он работает на традиционную индустрию звукозаписи — это не так.

Валлис упомянул свой доклад об отношении звукозаписывающих компаний к современным технологиям. Он сказал, что среди них есть люди, которые сделают всё, лишь бы задушить инновации так, как уже было с кассетными магнитофонами в 70-х годах.

Альтин спросил свидетеля, есть и связь между незаконным скачиванием музыки и упущенной продажами. Валлис, отрицая мнение, высказанное вчера главой IFPI, заявил, что скачивание привело к росту продаж билетов на концерты, и хотя параллельно уменьшились продажи CD — это все равно не могло продолжаться вечно.

Свидетель также рассказал суду, что скачивающие музыку из сети склонны покупать и больше компакт-дисков. И, вообще, не только незаконное скачивание мешает музыкальной индустрии, но и рост популярности компьютерных игр, например.

Валлис уверен, что, преследуя обмен файлами, музыкальная индустрия вредит сама себе. Он сказал, что в целом файлообмен полезен производителям музыки и кино и обратил внимание суда на то, что предыдущий год был самым успешным в истории киноиндустрии. Музыкальная же промышленность отказывается решать свои проблемы, считает Валлис. Если раньше можно было купить записи Битлз, то сейчас невозможно законно приобрести их песни в “цифре”. “Это безумие”, — сказал он.

К допросу приступил Питер Дановски и немедленно начал раздражать Валлиса, расспрашивая о его профессиональном статусе. Дановски начал размышлять, является ли свидетель настоящим профессором, обсуждать год, когда он готовился на степень, подвергая его квалификацию сомнению и критикуя его. “Вам больше нечего спросить?” — раздраженно ответил Валлис.

Обстановка стала накаляться и суд сделал перерыв, после которого слово взял Хенрик Понтен из Антипиратского бюро Швеции. Он продолжил ровно с того места, на котором остановился его коллега из IFPI, и попросил свидетеля рассказать, как он получил звание профессора. “Вы можете посмотреть в Гугле? — ответил Валлис. — Там вы легко найдете мое резюме”, и суд согласился, что это пройденный вопрос.

Затем Понтен продемонстрировал суду данные исследования, согласно которому 18% незаконно скачивающих музыку в сети покупают меньше и лишь 8% тратят больше. Эти данные вызвали некоторое замешательство в зале суда, а Валлис заявил, что они не соответствуют его изысканиям. Обвинение стало задавать дополнительные вопросы о его сведениях, но свидетель не стал вдаваться в подробности.

Уже после дачи показаний Валлиса спросили, нужно ли компенсировать ему расходы на появление в суде. “Вы можете подарить цветы моей жене”, — ответил он.

Затем Питер Сандэ попросил разрешения на демонстрацию восьмиминутного клипа о принципах работы BitTorrent. Со слов адвокатов защиты фильм должен был показать, что приписываемые их клиентам нарушения закона фактически не имели места, потому что .torrent файлы можно распространять самыми разными способами. Затем Фредрик Нейдж сказал, что следствие собрало неверные улики — некоторые из заявленных как улики торрент-файлов обслуживались не только трекером TPB.

После небольшой заминки был показан фильм. Он объяснил, как создается раздача. Сначала скачивается программа-клиент, далее к новому торренту добавляется трекер — любой из сотен адресов, что можно найти в Google. Затем было показано, как .torrent файлы можно распространять через MSN, Skype, через блоги вроде WordPress или через сайты вроде The Pirate Bay, после чего другие пользователи могут получить этот торрент-файл и начать скачивание материалов.

Оставшуюся часть дня суд посвятил рассмотрению обвинений лично против Фредрика Нейджа и Готфрид Свартхолма, не имеющих отношения к основному делу против TPB, поэтому мы не будем освещать их на страницах сайта. В понедельник мы продолжим рассказ о судебном разбирательстве над The Pirate Bay.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *